Записки сумасшедшего культуролога

12 дней offline

12 дней offline показались вечностью.

12 дней offline показались вечностью. В стране, в которой я оказалась волею судьбы, не было Интернета. Точнее он был, но люди, дающие золотой ключ доступа в виртуальный мир, больше походили на владельцев водного источника в выжженной солнцем пустыне. Одним словом, дань была неоправданно высока, времени мало, а информации много. Так я вынырнула впервые за долгое время из мозаичного потока стремительно меняющейся информации и ударилась лбом об изобретение Иогана Гутенберга. То есть ограничилась четырьмя книгами, парой журналов и в качестве бонуса – морским воздухом.

Все знают за кем я замужем, как я целую любимого мужчину, о чем я думаю в данный момент и как я отдыхаю…

Располагая возможностью замереть на пару дней с книгой в руках и со сложенными в однотонный пазл мыслями я, вдруг, задалась вопросом, изменил ли меня Интернет? Обычно моя жизнь проходит в режиме online. Каждый день я открываю тысячи ссылок, поглощаю столько же информации и забываю о прочитанном с нажатием следующей ссылки. Благодаря социальным сетям и подписью на отобранные мною online-журналы, я очертила свою любознательность, сформировала способы ее удовлетворения и обрела виртуальных друзей, которые мне близки и интересны. Рамки моей личной жизни окончательно размыты цунами социальных сетей. Все знают за кем я замужем, как я целую любимого мужчину, о чем я думаю в данный момент и как я отдыхаю…

Подчинившись инновациям, рожденным современным миром я добровольно окунулась в водопад бесчисленной информации. И ежедневно этот непрерывный поток сама же и дополняю своими постами в блогах, статусами с фотографиями на стене facebook и иных социальных сетей, ссылками в twitter и комментариями во френд-лентах. Так спокойнее, так я в центре самых обсуждаемых событий, так я в одной лодке с мэйнстримом и аутсайд с одиночеством мне не грозят.

На углубление в тему и обсуждения всего лишь несколько секунд. Далее в мире происходит что-то новое и открывается следующая страница, затем еще следующая и так до бесконечности. Лишь ночью, приведя свое тело в горизонтальное положение, и все еще продолжая переваривать полученные за последние часы сведения, я засыпаю, стараясь не слышать шорох событий, которые завтра свалятся на меня потоком ссылок и писем.

Можно ли нас винить в том, что один раз с ужасом вздохнув после прочтения статьи о чьем-либо несчастье, спустя несколько минут мы уже улыбаемся хорошо смонтированному ролику наyoutube?

Превращаемся ли мы в бездушных людей, потому что летние пожары в Москве и стихийное наводнение в Пакистане нас сегодня, в этот самый день уже не волнуют, так как не актуальны? —Нет. Можно ли нас винить в том, что один раз с ужасом вздохнув после прочтения статьи о чьем-либо несчастье, спустя несколько минут мы уже улыбаемся хорошо смонтированному ролику на youtube? – Нет. Мы так же чувствуем, переживаем и восхищаемся, как и предшествующее нам поколение. Однако пропускаем эмоции через себя гораздо быстрее, думаем активнее, живем на одном вздохе. Просто кое-что меняется и это «кое что» есть переход из эры Буквы в эру Цифры.

Проведя 12 дней без Интернета я углубилась в литературу – 600 страниц развития одной темы, захватывающее произведение. Прочла еще пару французских романов, увидела фигурки из облаков на небе, понаблюдала, находясь в неподвижном состояние долгое время, за перемещением рыб в подводном мире, попыталась сосчитать звезды.
Вернувшись домой, я поняла, что ничего не изменилось. Удалила сотню писем из электронного ящика – они уже не актуальны, пролистала пару заметок друзей на стенах социальных сетей за позапрошлую неделю – и эта информация оказалось сегодня не такой уж и нужной, одобрила и допустила к прочтению комментарии новых читателей своих блогов. Я ничего не упустила. Жизнь идет своим чередом.

http://terpsihora.org/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.