Записки сумасшедшего культуролога

Хэштег: #скворечник

Аннушка, счастливая обладательница качественной жестяной коробки, жила тихо и прилежно. Вставала в семь утра, ложилась до двенадцати ночи. Милая, кроткая, девочка с прозрачной кожей, серыми глазами и русой косичкой. Именно косичкой, так как природа и родительское ДНК сформировали на голове у Аннушки тонкий и быстро пачкающийся волос. Аннушка родилась в обычной семье рабочего и кассирши, но вопреки жизненной логики, стремилась к прекрасному. Театралов, музыкантов, художников, редакторов и издателей, писателей и журналистов она относила к «высшему обществу». Но так как попасть туда ей все никак не удавалось, в беседе с немногочисленными подругами «высшее общество» она называла «весь этот элитаризм…» Произносила формулировку нарочито высокомерно, с пренебрежением, взмахивая кистью руки и при этом, любуясь своими длинными пальцами. Свои пальцы, в отличие от косички, она любила.

Аннушка страшно боялась людей, перемен, нищеты, старости и одиночества. Каждый раз, когда она видела стариков с протянутой рукой, инстинктивно ускоряла шаг и втягивала шею в шарф. Она сожалела и чувствовала себя как-то неловко. При этом Аннушка была знатным наблюдателем. Сидела в своей коробочке и лишь глазками стреляла в сторону мечты. Для актерства у нее не хватало таланта и смелости, художников она боялась за их откровенные высказывания, музыканты её не замечали, журналистам и писателям она была не интересна. Аннушка любила тишину и думать, поэтому, окончив школу, приняла неожиданно волевое решение поступать на библиотечный факультет. Окончив университет с красным дипломом, двадцатидвухлетняя девушка выдохнула и засела за стойку с пыльными книгами. «Что дальше?» — Думала Аннушка, грызя ногти указательных пальцев. Хэштег: #подпледомтеплоиуютно

Наслаждаясь результатами, она на секунду приближалась к «высшему обществу» или «высшее общество» приближалось к ней.

Время шло, немногочисленные подруги разлетались кто-куда. Кто замуж, кто в ваяние карьеры, кто в материнство. Аннушка же упорно натирала до блеска свою жестяную коробочку, варила кашу и устанавливала будильник. Правда, иногда она все же позволяла себя учить жить. Позволяла социальным сетям, выхватывая отрывки психологических статей, интервью о женском счастье, заметки о возрастном кризисе и о войне. Улыбающиеся лица-аватарки, новые работы, новые мужья, счастливые семьи, фотографии из путешествий, ровная гладкая кожа девушек и яркие «луки» вводили Аннушку в транс. Все это с необъяснимо гипнотической силой воздействовало на её неокрепший мозг, даже пугало и стены у коробочки становились всё толще. Зато психологические тесты из соцсетей Аннушка делала с удовольствием и регулярно. Наслаждаясь результатами, она на секунду приближалась к «высшему обществу» или «высшее общество» приближалось к ней.
«А может я и ничего…» — Думала Аннушка, пылесося коробочку и попивая кефир.

По её щекам текли слезы и коробочка страшно ржавела.

Мысль о том, что нужно срочно проветривать свою жизнь, засела в голове Аннушки глубоко и в коробочке засквозило. Однажды, проснувшись утром, вопреки всем правилам она вместо каши насытила свой тощий организм куском булки с красной икрой и бокалом белого вина. Залпом. В обед того же дня Аннушка подписала документы об увольнении и, вдохнув полной грудью предвкушение новой жизни, отправилась в «Современник». В ту роковую среду давали «Пять вечеров» Володина. Аннушка сидела в первом ряду, протягивала ладошки к сцене и питалась энергией искусства. По её щекам текли слезы и коробочка страшно ржавела.

«Свобода…» — Пищал внутренний голос. – «Всколыхнула! Теперь я готова жить… Словно сразу со всех страниц интернета, я буду улыбаться и жить, как все эти славные люди. Призываю любовь, кричу ей о своей готовности» — Едва шевелились губы Аннушки.

— Вы такая чувственная натура, однако. – Слова, завернутые в бархатистый баритон, зазвенели колокольчиком надежды рядом с левым ухом Аннушки и, словно мулета матадора, разожгли в ней неподдельный интерес.
«Как быстро сработало!» — Подумала Аннушка и скрипнула коробочкой.

Голос, впрочем, как и вся фраза целиком, принадлежали Ванечке, сорокалетнему холостяку, художнику в поисках, в «прошлом – действующему режиссеру ТЮЗа», как выражался сам Ванечка. И у Аннушки закрутилась жизнь. Он читал ей стихи, поил вином, гулял по ночным закоулкам и даже водил за кулисы театров и ДК. Там он снова поил вином, знакомил с музыкантами, находящимися в поиске своего стиля и заодно вдохновения, с актерами, бесконечно репетирующими текст для прослушивания, с вахтёрами, цитирующими Трамвай «Желание», наконец, с пьяными студентами ВГИКа, которые все, как один видели в Аннушке главную героиню своей дипломной работы – эдакого маленького прозрачного человека. Аннушка таяла, забывала смазывать петли коробочки и все чаще держала двери открытыми. Хэштег #времяжить и #осеньпатриарха.

Ванечка осыпал Аннушку ароматическими свечами, опавшей по осени листвой, шампанским «Голицын» и планами на будущее. Она же не чаяла души в его непризнанном гении, жалела, восхищалась, жалела и снова восхищалась. Аннушка даже заочно поступила на театроведческий и собиралась стать театральным критиком. Училась плохо, писала много, в основном невротически-критические впечатления Ванечки. Признание к ней не приходило также, как и не удавалось Ванечке поставить спектакль. Зато она была не одинока, в неё верили, ей было в кого верить и Аннушка забеременела.

Беременность проходила сложно, гостей в доме было много, статьи не покупали, но Аннушка была счастлива. Все, о чем она мечтала, исполняется здесь и сейчас. Правда, со временем Аннушке пришлось устроиться консультантом в сетевой магазин косметики. Живот рос и работу попросили оставить. Затем ушли и все гости из дома. Студенты ВГИКа защитили свои дипломы, музыканты «в поиске» окончательно заблудились в поиске и как-то незаметно пропал Ванечка. Сперва несколько дней он пролежал на тахте, как пыльная библиотечная книга, а затем вышел и исчез.

Несколько месяцев бегала Аннушка в поисках своего гения по театрам, каморкам звукорежиссеров, по съёмным квартирам бывших студентов. Затем снова случилась среда. Аннушка остановилась, села на скамейку в сквере и увидела старого человека, продающего скворечники. Сморщенное лицо, шапка-ушанка, телогрейка и скворечники.
«Неужели весна… — Подумала Анна и купила скворечник, без сдачи, отдав все деньги, что у неё оставались.

Ольга Аверкова-Литвинова
http://terpsihora.by

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *